Уголовное дело врача из Петровск-Забайкальска направлено в суд

13 Апреля

11 апреля 2018 года Петровск-Забайкальским межрайонным прокурором утверждено обвинительное заключение по уголовному делу по обвинению врача-хирурга Петровск-Забайкальского ЦРБ М. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 159 УК РФ.

7 марта 2017 года  в хирургическое отделение ГУЗ «Петровск-Забайкальская ЦРБ» госпитализирована гр-ка Ю. с соответствующим диагнозом, по которому требовалось срочное оперативное вмешательство.

10 марта 2017 года врачом-хирургом больницы М.  проведена операция гр-ке Ю. Во время проведения оперативного вмешательства методом лапароскопии врачом-хирургом М. произошло осложнение – ранение сосуда (артерий).

После проведения оперативного вмешательства для послеоперационного восстановления гр-ка Ю. переведена в хирургическое отделение больницы под наблюдение врача-хирурга М., на которого в соответствии с положениями п.п. 2.1 и 2.14 его должностной инструкции и ч. 1 ст. 79 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» распространялись обязанности по обеспечению надлежащего уровня обследования и лечения пациентов в раннем послеоперационном периоде, с соблюдением правил и принципов врачебной этики и медицинской деонтологии.

14 марта 2017 года в больнице во время утреннего обхода врачу-хирургу М. от пациентки Ю. поступили жалобы на боли в области поясницы, рекомендовано обратиться с данными жалобами к неврологу и применять мази для рассасывания гематомы в поясничной области.

В тот же день  у Ю., находящейся на стационарном лечении в хирургическом отделении больницы, отмечено падение гемоглобина в 2 раза от исходного, болевой синдром в поясничной области. Данный факт проигнорирован врачом-хирургом М. вследствие проявленной им небрежности. Обращенное на это 15.03.2017 внимание другого врача, М. также проигнорировано с указанием на возможность падения гемоглобина в 2 раза от исходного вследствие проведенной им 10.03.2017 пациентке операции.

15 марта 2017 года во время утреннего обхода врачу-хирургу М. от пациентки Ю. вновь поступили жалобы на боли в области поясницы, усилившиеся после проведенной им операции, пациенткой врачу-хирургу М. вновь продемонстрирована спина, где в области поясницы имелась гематома, вызванная внутренним кровотечением вследствие наступившего во время проведения оперативного вмешательства осложнения – ранение сосуда (артерий).

В нарушение положений должностной инструкции, ч. 1 ст. 41 Конституции Российской Федерации, ст.ст. 18, 19, ч. 1 ст. 79 Закона, вследствие проявленной небрежности, врач-хирург М. вновь проигнорировал жалобы пациентки Ю., больной повторно указал на непрофильность ее жалоб о наличии болевого синдрома в поясничной области, рекомендовал обращение с данными жалобами к неврологу, недооценил тяжесть состояния пациентки в раннем послеоперационном периоде, после чего выписал пациентку Ю. из стационара, то есть в этот же день, 15 марта 2017 года.

16 марта 2017 года гр-ка Ю. по направлению врача-невролога поликлинического отделения ГУЗ «Петровск-Забайкальская ЦРБ» поступила в терапевтическое отделение больницы с жалобами на боли в пояснично-крестцовом отделе, усиливавшиеся при движении. В этот же день врачом-неврологом до сведения врача-хирурга М. доведена информация об обращении гр-ки Ю., прооперированной им 10.03.2017, с жалобами на сильные боли в поясничной области, гематомой в области поясницы, наличием высоких рефлексов с клонусом стоп, а также высказано предположение о наличии у гр-ки Ю. рефлекторных болей, вызванных раздражением спинного мозга и корешков, что могло являться следствием наличия забрюшинной гематомы, образовавшейся после проведенной 10.03.2017 врачом-хирургом М. лапароскопической операции.

Продолжающееся кровотечение из данного сосуда привело к образованию забрюшинной гематомы, анемии средней и тяжелой степени (гемоглобин – 72 г/л) и в последующем геморрагическому шоку тяжелой степени с развитием полиорганной недостаточности и смерти пациентки 18 марта 2018 года.

Кроме того,  07.03.2017  врач-хирург больницы М., достоверно зная, что в больницу бригадой скорой медицинской помощи в экстренном порядке доставлена пациентка Ю., которой в экстренном порядке внепланово требовалось проведение операции, получив предложение лечащего врача С. провести данную операцию, зная, что лечащий врач С. не имеет права и опыта в проведении лапароскопических операций, достоверно зная, что Ю. имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, действуя из корыстных побуждений, желая незаконно, путем обмана похитить денежные средства у гр-ки Ю.,  предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде причинения  значительного материального ущерба гражданину и желая их наступления, в ходе проведения консультации пациентки Ю. умышленно скрыл от последней, что экстренная внеплановая лапароскопическая операция должна проводиться Ю. им как врачом-хирургом больницы бесплатно, а наоборот словесно обманул пациентку Ю., а именно умышленно ей сообщил, что вышеуказанная операция платная и ее стоимость составляет 8000 рублей, после чего, умышленно введя Ю. путем обмана в заблуждение, предложил ей передать ему денежные средства на вышеуказанную сумму в случае дачи ею согласия на проведение им вышеуказанной лапороскопической операции.

Кроме того, М., желая похитить путем мошенничества деньги Ю., довел до сведения пациентки информацию о наличии ряда преимуществ лапароскопической операции перед другими операциями, в том числе в косметической области, также указал, что ее состояние здоровья не позволит ей обратиться в иное лечебное учреждение, нежели в больницу, где лишь ему предоставлено право производства лапороскопической операции.

Пациентка Ю., будучи обманутой врачом-хирургом М. относительно бесплатности оказания ей экстренной медицинской помощи, дала свое согласие на проведение ей М. платной лапароскопической операции, то есть в результате обмана согласилась отдать деньги.

Органами предварительного следствия  действия врача хирурга квалифицированы по признакам преступления предусмотренного ч.2 ст. 109 УК РФ и ч.2 ст. 159 УК РФ.

Необходимо отметить, что при предъявлении обвинения по вышеуказанным статьям уголовного кодекса РФ гр-н М. не признал своей вины. Несмотря на занятую ими позицию, следствием собрано достаточно доказательств его вины в совершении вышеуказанных преступлений, которые соответствуют требованиям относимости и допустимости. В ходе следствия гр-ну М. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. 11 апреля 2018 года обвинительное заключение утверждено прокурором и уголовное дело направлено в Петровск-Забайкальский городской суд для рассмотрения по существу.

Информацию предоставил Петровск-Забайкальский межрайонный прокурор Баир Бундаев.